суббота, 5 апреля 2014 г.

Он умирает...

Когда я узнал от своего  секретаря,  что  император
при смерти , мне удалось сохранить невозмутимость. Я даже  принудил
себя  работать,  как  обычно.  Хорошо,  правда,  что  секретарь  сидел   у
письменного стола, а я ходил взад и вперед позади него.  Видеть  перед
собой нынче это спокойное, вежливо-насмешливое лицо мне было  бы  трудно.
Но, как и всегда, я не потерял власти над собой, выдержал,  только  через
час заявил, что на сегодня - довольно.
   Однако едва я остался один, как взгляд моих горячих, удлиненных глаз
посветлел, я глубоко  вздохнул,  просиял.  Веспасиан  при  смерти.  Его
император. Я произнес  вслух  по-арамейски  несколько  раз  с  глубоким
удовлетворением:
 - Он умирает, император. Теперь он умирает, мессия, владыка всего мира,
мой император. 
 Я имел право назвать его "мой император". Мы были  связаны  друг  с
другом с первой встречи, когда  после  падения  своей  последней  крепости я, пленный генерал повстанческой  иудейской  армии,  изголодавшийся  и
обессиленный, предстал перед римлянином Веспасианом. При  воспоминании  об
этой встрече я сжал губы. Тогда я  приветствовал  в  этом  человеке
мессию, будущего императора. Мучительное воспоминание. Может быть,  в  нем
говорила горячка жестоких лишений,  или  это  был  только  хитрый  маневр,
внушенный чувством самосохранения? Тщетные  вопросы.  События  подтвердили
его пророчество, бог подтвердил... При таких моментах невольно задумываешься над своей смертью... А что сделал за свою жизнь?..

Комментариев нет:

Отправить комментарий